Крещение чувашей

Wikibooks
Перейти к навигации Перейти к поиску

[1]

Историки согласны в том, что в царской России в отношении нерусских народов, в том числе чувашей, геноцида не допускалось. Правительство было заинтересовано в получении наибольшей прибыли от инородцев. Однако власти не допускали чувашей к управлению, препятствовали использованию и изучению чувашского языка, не содействовали развитию национальной культуры. Официальные круги и господствующие сословия пренебрежительно относились к быту, нравам и обычаям чувашей. Ожесточенным гонениям подвергались их языческие верования и обряды, являвшиеся основой древней и самобытной духовной культуры чувашей.

Вместе с тем царизм проводил политику насильственной русификации чувашей посредством их христианизации. Но эта политика первоначально - в XVI - XVІI вв. никакого успеха не имела. Зато активно продолжалась татарская ассимиляция чувашей. Дело в том, что ислам в царской России был в оппозиции к государственной религии - православию. Поэтому чуваши, проживавшие среди татар, стали видеть в исламе средство социального сопротивления. Но принятие ислама вело к обязательному отатариванию, так как, в отличие от православных церковников, не принуждавших чувашей при крещении к отказу от своей национальности, мусульманские миссионеры при переходе их в ислам требовали отречения и от национальности. Tак чуваши «уходили в татары» (тутара тухнă), то есть, принимая мусульманство, они как бы автоматически становились и этническими татарами.

Источники свидетельствуют, что во второй половине XVI в. в Казанском крае чувашей проживало в 2-3 раза больше, чем татар. Даже по итогам первой ревизии (1719 г.) в Среднем Поволжье татар числилось 211,2 тыс., а чувашей - 21 тыс. человек обоего пола. Здесь же (в Казанской, Симбирской и Самарской губерниях) в 1834 г. чуваши составляли 414,7 тыс., татары - 616,2 тыс. человек, а в 1897 г. - чуваши 753,0 тыс., татары - 1069,2 тыс. человек. Историки и демографы (В. Д. Димитриев, В. М. Кабузан и др.) справедливо считают, что более быстрый рост численности татар происходил главным образом за счет ассимиляции принявших ислам чувашей.

В XVII в. московское правительство издает ряд указов, облегчающих положение принявших православие чувашей и существенно сужающих права язычников. Некрещеный местный феодал не мог владеть крещеными крестьянами, а в случае его смерти имущество передавалось в казну или только православному родственнику. «В этих условиях, - отмечает Н. В. Никольский, - чтобы сохранить свои права на земли, владетельные особы из чувашей принимали христианство и постепенно сливались с коренным русским элементом. Другие чувашские родоначальники сближались с татарскими князьями, чтобы совместно противодействовать ограничительным мероприятиям правительства. Чувашские мурзы Нижегородского края, упоминаемые под 1647 г., к началу XVIII в. не существуют: «они отатарились и омусульманились». Tаким образом, в условиях противостояния ислама и православия в Поволжье чувашские мурзы и князьки, то есть та часть чувашей-язычников, которая была в социально-культурном плане наиболее развитой частью этноса, или обрусевала, или отатаривалась, перенимая ислам.

В 1720-1722 гг. Петр I издал несколько указов о христианизации народов Поволжья, по которым тем, кто принял крещение, на три года предоставлялись льготы (освобождение от податей и сборов, от рекрутской повинности). Однако нерусские народы упорно не желали креститься. Тогда правительство указом от 22 сентября 1740 г. и рядом других решений определило методы насильственного крещения народностей Поволжья. В Свияжске была создана Новокрещенская контора с большим штатом проповедников, чиновников и командой солдат.

Прибегая главным образом к методам насилия, правительство в то же время снова обещало новокрещеным временные льготы: освобождение на три года от податей и рекрутской повинности, выдачу крестов, денег и одежды. Подати и рекрутская повинность крестьян, принявших христианство, перекладывались на некрещеных.

Члены Новокрещенской конторы, попы, приезжавшие в чувашские деревни в сопровождении воинских команд, угрожали крестьянам, избивали их, заковывали в кандалы, заставляя креститься. За 24 года деятельности Новокрещенской конторы почти все чуваши путем насилия или обещания льгот и вознаграждений были крещены.

В 40-х гг. XVIII в. происходили многочисленные выступления чувашей против насильственной христианизации.

В январе 1744 г. представители чувашей из разных деревень Чебоксарского уезда выбрали Охадера Tомеева из деревни Кильдишево и трех других крестьян представителями для подачи коллективного прошения на имя императрицы Елизаветы Петровны. Выборные выехали в Москву и в июле подали в Синод прошение, в котором требовали запретить насильственную христианизацию, назначить трех лиц (двух русских чиновников и третьим - Tомеева) для управления чувашами и крещения их мирными средствами. Синод отверг эти требования. Tомеев был вынужден скрыться. Чуваши Чебоксарского уезда поголовно отказались креститься.

Добившись принятия христианства силой оружия и обманом, правительство отказалось от своего обещания предоставить вознаграждение и льготы тем, кто крестился.

Крещеные чуваши только формально стали христианами. По существу они долгое время оставались язычниками, хотя духовенство вело постоянную слежку за ними и жестоко наказывало за исполнение языческих обрядов. Служба на непонятном церковнославянском языке была совершенно чужда им. Духовенство, в свою очередь, не знало местного языка. Чувашам неясно было назначение икон: считая их идолами «русского бога», доносившими ему о поступках чувашей, они выкалывали изображениям глаза, ставили их ликом к стене. В течение довольно длительного времени христианские догматы оставались для чувашей неясными, их обыденное религиозное сознание представляло собой сочетание язычества с православием.

В первые же годы массовой христианизации в чувашских селениях начали возводить церкви (в основном на народные деньги). В 1760-х гг. было выстроено около ста церквей, к середине XIX в. их число достигло 150. В первой половине XIX в. были практически уничтожены почитаемые чувашами-язычниками священные рощи.

В начале ХХ в. в Чувашии действовали свыше 400 церквей. Накануне первой мировой войны в крае насчитывалось около одной тысячи служителей культа, тогда как народных учителей было только 822 человека.

Обращение чувашей в христианство способствовало развитию просвещения, в открываемых в чувашских селениях «инородческих новокрещенских» школах вводился родной язык, хотя это делалось властями прежде всего в целях более эффективной христианизации.