Формирование чувашской народности

Wikibooks
Перейти к навигации Перейти к поиску

[1]

Монгольское нашествие и последовавшие за ним события (образование и распад Золотой Орды и возникновение на ее развалинах Казанского, Астраханского и Сибирского ханств, Ногайской Орды) вызвали значительные передвижения народов Волго-Уральского региона, привели к разрушению консолидирующей роли болгарской государственности, ускорили складывание отдельных этносов чувашей, татар и башкир, В XIV - начале XV в., в условиях гнета, около половины оставшихся в живых болгаро-чувашей переселились в Приказанье и Заказанье, где от Казани на восток до средней Камы образовалась «Чувашская даруга».

Формирование татарской народности произошло в Золотой Орде в XIV - первой половине XV в. из прибывших вместе с монголами центральноазиатских Татарских племен и появившихся в Нижнем Поволжье еще в XI в. кыпчаков, с участием незначительного числа волжских болгар. На Болгарской земле имелись лишь незначительные группы татар, а на территории будущего Казанского ханства их было совсем мало. Но в ходе событий 1438 - 1445 гг., связанных с образованием Казанского ханства, вместе с ханом Улук-Мухаммедом сюда прибывают сразу около 40 тыс. татар. В последующем в Казанское ханство переселяются татары из Астрахани, Азова, Саркела, Крыма и других мест. Tаким же образом татары, прибывшие из Саркела, основывают Касимовское ханство.

Болгары правобережья Волги, а также переселившиеся сюда с левого берега их соплеменники существенного кыпчакского влияния не испытывали. В северных районах Чувашского Поволжья они смешались, уже вторично, с марийцами и ассимилировали их значительную часть. Болгары-мусульмане, переселившиеся с левобережья и из южных районов правобережья Волги в северные районы Чувашии, попадая в среду язычников, отходили от ислама и возвращались к язычеству. Этим и объясняется языческо-исламский синкретизм дохристианской религии чувашей, распространение среди них мусульманских имен.

До XV в. землю восточнее рек Ветлуги и Суры, занятую чувашами, знали как «черемисскую» (марийскую). Первое упоминание названия этой территории под названием «Чувашия» также относится к началу XVI в., т. е. ко времени появления в источниках этнонима «чуваши», что конечно же, не случайно (речь идет о записках З. Герберштейна, сделанных в 1517 и 1526 гг.).

Полное заселение чувашами северной половины современной Чувашии произошло в XIV - начале XV вв., а до этого времени здесь численно преобладали предки марийцев - настоящие «черемисы». Но даже и после того, как всю территорию нынешней Чувашии заняли чуваши, частично ассимилировав, частично вытеснив марийцев из ее северо-западных районов, русские летописцы и чиновники на протяжении XVI-ХVII т. по традиции продолжали называть население, жившее восточнее нижней Суры, одновременно или «нагорными черемисами», или «черемисскими татарами», или же просто «черемисами», хотя собственно горные марийцы занимали уже лишь небольшие территории восточнее устья этой реки. Согласно сообщению А. Курбского, описавшего поход русских войск на Казань в 1552 г., чуваши еще во времена первых упоминаний о них называли себя именно «чувашами», а не «черемисами».

Таким образом, в ходе сложных военно-политических, культурно-генетических и миграционных процессов XIII - начала XVI в. образовались два главных района обитания болгаро-чувашей:

1 - правобережный, в основном лесной район между Волгой и Сурой, ограниченный на юге линией рек Кубня и Киря;

2 - приказанско-заказанский район (здесь значительной была и численность кыпчако-татар).

От Казани на восток, до р. Вятки, простиралась Чувашская даруга. Основу обеих территориальных групп этноса составило преимущественно сельское земледельческое болгарское население, не принявшее ислам (или отошедшее от него), вобравшее некоторое количество марийцев. В состав чувашской народности вошли в целом различные этнические элементы, в том числе остатки «именьковского» восточнославянского населения, часть мадьяр, буртасов, и, вероятно, башкирских племен. Среди предков чувашей предоставлены, хотя и незначительно, кыпчако-татары, русские полоняники (пленники) и крестьяне, очувашившиеся в XV-ХVI вв.

Своеобразно сложилась судьба приказанско-заказанских чувашей, известных еще по источникам XV - первой половины XVII в. Многие из них в XVI-ХVII вв. переселились в Чувашию, в XVII в. - в Закамье (потомки их живут сегодня здесь же в целом ряде чувашских селений - Савруши, Киремет, Сережкино и др.). Оставшиеся вошли в состав казанских татар.

Согласно данным писцовых книг Казанского уезда 1565-15б8 гг. и 1б02- 1603 гг., а также другим источникам, во второй половине XVI - первой половине XVII в. на территории Казанского уезда было около 200 чувашских селений. В самом центре этнической территории казанских татар - Казанском уезде - на начало XVII в. чувашей было намного больше, чем татар: здесь, только в смешанных татаро-чувашских селениях, согласно Писцовой книге 1602-1603 гг., насчитывалось 802 двора ясачных чувашей и 228 - служилых татар (тогда переписывались только селения, в которых были служилые татары; чисто чувашские селения не переписывались). Примечательно, что в Писцовой книге Казани 1565 - 1568 гг. были указаны и городские чуваши.

Как полагают некоторые исследователи (Г. Ф. Саттаров и др.), «ясачными чувашами» в Казанском уезде в XVI - середине XVII в. назывались те группы болгарского населения, в языке которых кыпчакские элементы не одержали окончательной победы, и «болгары с родным болгарским языком (чувашского типа) не должны были исчезнуть и потерять свой родной язык в период между XIII и XVI вв.». Об этом может свидетельствовать расшифровка названий многих деревень центральной части Казанского уезда - Заказанья, которые этимологизируются на основе чувашского языка.

Болгарское население издревле обитало также и на средней Вятке, на реке Чепец. Оно было известно здесь под названием «чуваши» еще в самом начале XVI в. (с 1510 г.). На его основе сложились этнографические группы «бесермян» (с более чем сходной с чувашами культурой) и чепецких татар. Сохранились жалованные грамоты «ярских» (арских и каринских) князей XVI в., в которых отмечается приход в бассейн р. Чепцы «чувашей из Казанских мест» в первой половине XVI в.

В числе чувашей, принявших ислам в Заказанье, Закамье, бассейне Чепца, в Присвияжье, по словам татарского ученого-просветителя Каюма Насыри и данным народных преданий, были и свои ученые мюдаристы, имамы, хафизы и даже мусульманские «святые», совершавшие хадж в Мекку, каким был, например, судя по его званию, Валихадж, известный среди чувашей как «Валюм-хуса».

Основной компонент чувашской народности составили болгары, передавшие ей «р»-«л»-язык и другие этнокультурные признаки. Tо обстоятельство, что компонентом чувашской народности послужили именно болгары, в основном сформировавшиеся в этнос еще к началу XIII в., обусловило характерное для чувашей этническое, культурно-бытовое и языковое единство, отсутствие племенных различий.

Крупнейший тюрколог современности М. Рясянен пишет, что «чувашский язык, который так сильно отличается от остальных тюркско-татарских языков, принадлежит народу, который со всей уверенностью следует рассматривать в качестве наследника волжских болгар».

По утверждению Р. Ахметьянова, «как татарский, так и чувашский этносы окончательно сложились, видимо, в XV в. При этом «строительным материалом» в обоих случаях послужили одни и те же элементы: булгары, кыпчаки, финно-угры. Различия были лишь в пропорциях этих составляющих. В чувашском сохранились некоторые уникальные в системе тюркских языков особенности булгарского языка, и этот факт говорит о том, что в этногенезе чувашского народа булгарский элемент сыграл большую роль... Булгарские особенности имеются и в татарском (особенно в системе гласных). Но они малозаметны».

На территории Чувашии выявлено всего 112 болгарских памятников, из них: городищ - 7, селищ - 32, местонахождений - 34, могильников - 2, языческих могильников с эпитафиями - 34, кладов джучижских монет - 112.

Болгарские памятники Чувашского края составляют незначительную долю (около 8%) общего количества памятников, открытых в центральных районах бывшего Болгарского государства - всего 1855 объектов.

Согласно исследованиям В. Ф. Каховского, эти памятники являются остатками болгарских поселений, покинутых жителями во второй половине XIV - начале XV в., в связи с разорительными набегами золотоордынских эмиров, орд Tамерлана, ушкуйников и походов русских князей. По подсчетам В. Д. Димитриева, количество болгаро-чувашских памятников на правобережье Волги, включая территорию Ульяновской области и Чувашского Поволжья, превышает 500 единиц. Многие чувашские и татарские поселения правобережья Волги и Предкамья являются продолжением болгаро-чувашских селений XIII - XIV вв., они не подвергались разрушениям и не стали археологическими памятниками.

К числу позднеболгарских памятников времен Золотой Орды и Казанского ханства относятся и чувашские средневековые языческие кладбища, на которых были установлены каменные надгробные столбы с эпитафиями, выполненными обычно арабским шрифтом, редко - руническими знаками: в Чебоксарском районе - Яушский, в Моргаушском - Ирхкасинский, в Цивильском – Tойсинский могильники.

Основная масса могильников с каменными надгробиями и эпитафиями сохранилась в восточных и южных районах Чувашии (в Козловском, Урмарском, Янтиковском, Яльчикском, Батыревском).

Tипы жилищ (полуземлянки, рубленые избы), устройство подпола в них и расположение печи, планировка усадьбы, обнесение ее со всех сторон тыном или забором, постановка дома внутри усадьбы глухой стеной на улицу и т. п., характерные для болгар, были присущи чувашам XVI-ХVIII вв. Веревочный орнамент, применяемый чувашами для украшения столбов ворот, полихромная раскраска наличников, карнизов и т. п. находят себе подобия в изобразительном искусстве волжских болгар.

Языческая религия сувар и болгар, описанная в армянских источниках VII в., была тождественна чувашской языческой религии. Примечательны факты религиозного почитания чувашами погибших городов - столиц Волжской Болгарии - Болгара и Биляра.

Хозяйство, быт и культура сельского населения Болгарии, судя по данным археологии и письменным источникам, имели много общих черт с известной нам по описаниям XVI-ХVIII вв. материальной и духовной культурой чувашского крестьянства. Сельскохозяйственная техника, состав возделываемых культур, виды домашних животных, приемы земледелия, Бортничества, рыболовства и охоты волжских болгар, известные по арабским письменным источникам и археологическим исследованиям, находят соответствия в хозяйстве чувашей XVI- XVIII вв. Для чувашей характерен сложный антропологический тип. Значительной части представителей чувашского народа присущи монголоидные черты. Судя по материалам отдельных фрагментарных обследований, монголоидные черты доминируют у 10,3% чувашей, причем около 3,5% из них являются относительно «чистыми» монголоидами, 63,5% относятся к смешанным монголоидно-европейским типам с доминированием европеоидного компонента , 21,1% представляют различные европеоидные типы - как темноокрашенные (преобладают), так и русоволосые и светлоглазые, и 5,1% относятся с сублапоноидным типам, со слабо выраженными монголоидными признаками.

В антропологическом типе чувашей, характеризуемом специалистами как субуральский вариант уральской переходной расы, отражен их этногенез. Монголоидный компонент у чувашей, - как утверждает известный антрополог В. П. Алексеев, - центральноазиатского происхождения, но на данном этапе невозможно назвать ту этническую группу, которая внесла в антропологический тип чувашей монголоидные особенности. Болгары, вышедшие из монголоидной гуннской среды Центральной Азии, безусловно, были носителями именно того физического типа, однако позднее на длинном пути по Евразии ими были восприняты европеоидные черты у европеоидных динлинов Южной Сибири, североиранских племен Средней Азии и Казахстана, сарматов, аланов и народов Северного Кавказа, восточнославянских именьковских племен и угро-финнов в Поволжье. Как уже отмечалось, в состав чувашей в XV- XVII вв. вошло и некоторое число русских (в основном полоняников), что тоже отразилось на их физическом типе.

По мере укрепления ислама в культуре татар утвердились среднеазиатские традиции, а среди чувашей-язычников влиятельным становится слой финно-угорской культуры, так как соседние финно-угорские народы оставались язычниками вплоть до XVIII-XIX вв. В результате чуваши, по мнению Р. Г. Кузеева и др., оказались наиболее бикультуральным (т.е. с двойственной культурой) народом; чуваши, «сохраняя архаичный тюркский язык, - отмечал ученый, - в то же время развивали культуру, во многих отношениях близкую к культуре финно-угорского народа».