Чуваши в XVIII веке

Wikibooks
Перейти к навигации Перейти к поиску

[Чуваши в XVIII веке]...

По губернской реформе начала XVIII в. территория Чувашии в 1708 г, входила в состав Казанской и Нижегородской губерний. По реформе 1780-1781 гг. нынешняя территория Чувашии оказалась в составе двух губерний - Казанской и Симбирской. При этом значительная часть чувашского этноса находилась также на землях Уфимской, Оренбургской и Саратовской губерний. География расселения чувашей на территории собственно Чувашского края в конце XVIII - начале XIX в. выглядела практически так же, как и в наше время, т. е. уже тогда достаточно четко определились основные зоны расселения чувашей и других этнических групп края - русских, татар и мордвы.

Чувашские крестьяне были прилежными земледельцами. Все полевые работы наравне с мужчинами выполняли и женщины. В северной половине Чувашии, как озимые, так и яровые в урожайные годы приносили «сам-три», «сам-четыре», редко «сам-пять», в юго-восточной зоне собирали урожай ржи вчетверо и впятеро, овса, полбы и ячменя - вшестеро, пшеницы - втрое, гречихи, проса, гороха, конопли - всемеро и ввосьмеро больше против засеянного. С середины XVIII в. в крае зародилось окультуренное хмелеводство.

Важной отраслью крестьянского хозяйства оставалось животноводство. Значение бортничества падало, но при этом быстро развивалось пасечное пчеловодство.

Чувашские крестьяне занимались различными ремеслами. Однако запрет чувашам, мари и удмуртам заниматься кузнечным и серебряным делом сохранялся и в XVIII в.

Около 25% территории края - лесные массивы, оброчные пахотные земли, сенокосы - находилось в непосредственном ведении казны.

Более 60% всей площади Чувашии - около миллиона десятин - в начале XVIII столетия приходилось на общинное землевладение чувашских, татарских, русских и мордовских ясачных, или государственных, крестьян. В XVIII в. площадь общинного землевладения государственных крестьян постепенно сокращалась. Поземельные отношения внутри чувашских общин были сложными. Пахотные земли, сенокосные угодья и леса час-то делились на паи, жеребьи, подвергавшиеся периодическому переделу. Богатые крестьяне - сырме-пуяны и пуяны - обрабатывали 20-50 десятин (т.е. 20-50 га) земли, содержали по 10-15 лошадей и коров, много другого скота и птицы. Большинство же крестьянских хозяйств пользовалось 6-7 десятинами; в них держали по 2-13 лошади, 1-2 коровы, около десятка овец и т.п. Малоземельные хозяйства, составлявшие более одной трети дворов, засевали 2-4 десятины, имели одну лошадь и корову, небольшое количество мелкого скота и птицы. Безземельных дворов среди чувашей было относительно мало (в первой четверти XVIII в. безъясачные, или бобыльские, дворы составляли около 1%).

Значительная, нередко преобладающая доля дохода чувашского крестьянского хозяйства поступала в царскую казну.

С начала XVIII в. промышленники и торговцы развернули в крае строительство однопоставных и двупоставных водяных мельниц русского типа. Вскоре подобные мельницы научились строить и чувашские крестьяне. В третьей четверти XVIII в. в чувашских деревнях, по неполным данным, насчитывалось более 200 таких мельниц.

С начала XVIII в. в Чувашии широко развернулась переработка хлеба в вино. В середине столетия здесь действовало 43 винокуренных завода, на которых работали в основном русские. В общей сложности они выкуривали до 300 тысяч ведер вина в год, что составляло 8% производства вина в России.

Tорговцы выделялись не только из посадских людей, но и из крестьян. Но среди чувашских купцов бывших крестьян было меньше, чем среди русских и татарских. Вывоз товаров из края в ценностном выражении в 9-10 раз превышал ввоз. Основным предметом вывоза был хлеб. Из Чувашии ежегодно вывозили около одного миллиона пудов (1 пуд - 16,38 кг) ржаной муки, а также хмель, пеньку, пушнину, мед, воск и хлебное вино. Последнее шло во все волжские города, в Москву и Петербург. Значительное место в вывозе занимали юфть и говяжье топленое сало, которые отправляли в Архангельск, впоследствии - в Петербург, откуда сбывали на заграничный рынок. Их края вывозили также изделия деревообрабатывающих промыслов, колокола, стекло, бумагу.

Центрами местной торговли являлись населенные русскими города, торговые села и сельские торжки.

Указами 1719-1724 гг. ясачные люди Среднего Поволжья, как и владельческие крестьяне, были переведены на подушное обложение. Tак впервые вошел в оборот термин «государственные крестьяне», обозначавший феодальную зависимость от государства.

Сильно отягощали чувашских крестьян сборы за казенные пашни и сенокосы, бортные и хмелевые урожаи, бобровые гоны, мельничные места, рыбные ловли и чувашские свадьбы. В XVIII в. были введены новые виды сборов: с крестьянских бань (по 15 копеек в год), с языческих киреметей, пасечных ульев, клеймения хомутов, трехрублевый налог с женихов. Для покупки одного пуда соли крестьянин должен был продать около 8 пудов хлеба.

Наиболее тяжелой для чувашских крестьян была работная повинность, то есть наборы людей на строительные, промысловые и транспортные работы. В конце XVII - первые годы XVIII в. чувашей брали на возведение укреплений и строительство судов на юге (в Воронеже, Азове, Таганроге), затем - на строительные работы в Петербурге, на острове Котлин, на Олонецкой верфи, на сооружение каналов и т. п. В дополнение к общероссийским наборам чуваши давали работных людей для выполнения повинностей местного характера - на заготовку лесоматериалов, на работы при Казанском адмиралтействе, на Симбирских селитренных заводах, на возведение местных крепостей и укрепленных линий и т. п. Людей отбирали с определенного количества дворов и в период отбывания повинности содержали на средства тех же хозяйств.

В 1732-1737 гг. на строительство 11 Закамской оборонительной линии - от Самары к Елабуге - были отправлены из Казанской губернии десятки тысяч конных и пеших работников, в том числе из чувашских деревень - несколько тысяч человек, После вторичного взятия Азова, в 1736 г., в течение ряда лет чувашских крестьян посылали на ремонт крепости. Во второй и третьей четвертях XVIII в. чувашских крестьян систематически наряжали на транспортировку казенных судов по Волге и соляных судов Строгановых и других промышленников из Перми до Нижнего Новгорода. В годы русско-турецкой войны 17б8-1774 гг. сотни чувашских крестьян были отправлены на возведение и ремонт крепостных сооружений в Азове, Таганроге, Черкасске и крепости Св. Дмитрия (ныне Ростов-на-Дону).

С 1705 г. среди чувашских крестьян стали набирать рекрутов в армию на почти пожизненную службу.

В условиях экстенсивного ведения хозяйства в середине XVIII в. в чувашских селениях стали ощущаться признаки малоземелья. Это явилось основной причиной переселения крестьян из Чувашии в восточные и южные регионы страны, принявшего с 40-х гг. XVIII в. массовый характер.

С созданием регулярной армии в начале XVIII в. государство перестало нуждаться в услугах служилых татар, чувашей и мордвы, ранее несших и пограничную службу. В 1718 г. правительство Петра I приписало их к разработке корабельных лесов, они были зачислены в разряд государственных крестьян. Число служилых чувашей не превышало 4-5 тысяч душ мужского пола. Приписные (их называли лашманами) заготовляли корабельный лес и вывозили его к пристаням для отправки на судостроительные заводы. Бывшие служилые чуваши постепенно разорялись и приближались по своему материальному положению к основной массе крестьян.

В деревнях номинально выбирались, а фактически назначались волостные сотники, сельские старосты, выборные, пятидесятники, десятники, иногда сборщики податей. Волостные сотники назначались из крестьян-богатеев. Они ведали сбором податей. набором рекрутов и выполнением повинностей. Сотникам подчинялись все другие сельские должностные лица.

Государственным крестьянам не позволялось отлучаться из деревни без разрешения чиновников и волостных сотников. Свободно переходить в другие сословия они также не могли.

Наиболее распространенной формой сопротивления феодально-крепостническому гнету в XVIII в. были побеги. Большинство беглых чувашских крестьян скрывалось в Башкирии, Закамье, Самарском и Саратовском краях.

Нередко беглые объединялись в отряды и совершали нападения на помещичьи имения, купеческие суда и подводы, иногда - даже на городские учреждения.

Происходили вооруженные выступления крестьян против присвоения их земель помещиками, произвола чиновников и т. п. Выступления чувашей происходили и далеко за пределами Чувашского края. В 1755 г. состоялись выступление чувашских крестьян, завербованных в Цивильском и Свияжском уездах и работавших на Нязепетровском металлургическом заводе Мосоловых на Урале. По истечении договорного срока заводовладельцы не отпустили их с работы, не выдавали заработной платы. Около 80 чувашей «для просьбы об увольнении себя и получении себе достойного награждения» пошли в Красноуфимск. По распоряжению заводовладельцев вооруженная команда догнала их в Поташкинской степи и открыла по ним ружейный огонь. Было убито 9 и ранено 27 чувашских рабочих.

В конце третьей четверти XVIII в. в Российской империи развернулась мощная крестьянская война под предводительством Е. И. Пугачева, охватившая Приуралье, Зауралье, Среднее и Нижнее Поволжье. Крестьянская война началась в сентябре 1773 г. выступлением казаков на реке Яике (Урале). Активное участие в движении приняли чуваши, работавшие на уральских заводах.

На заключительном этапе крестьянской войны, потерпев поражение в Казани, Пугачев с остатками своего войска в ночь на 17 июля 1774 г. переправился через Волгу ниже села Сундырь (ныне город Мариинский Посад) на чувашский берег.

В этот период восстание охватило почти все селения Чебоксарского, Ядринского и Курмышского, значительные части Цивильского и Козьмодемьянского уездов. Крестьяне, вооружившись бердышами, топорами на длинных топорищах (айбалда), копьями, луками, дубинами, реже огнестрельным оружием, собирались обычно в селах, где находились ненавистные им церковь, духовенство и смотрители лесов. Помещики, чиновники, священнослужители бросали свои дома и скрывались.

В Чебоксарском и Цивильском уездах с 17 по 27 июля происходили крупные восстания в десятках селений. Крестьяне-чуваши группами и в одиночку вступали в пугачевское войско и становились «казаками».

В июле Пугачев вступил в Курмыш, беспрепятственно въехал в Алатырь и несколькими колоннами двинулся на Саранск.

После ухода войск Пугачева крестьянское движение в Чувашии не прекратилось. Вооруженные русские и чувашские крестьяне объединялись в крупные отряды, чтобы завладеть уездными городами, в частности, Ядриным и Курмышом. Но силы были неравны. Войска, прибывшие из Казани, жестоко подавили эти попытки, многие повстанцы были повешены. Известный руководитель крестьянского движения в районе Хоршеваш Михаил Иванов (Негей), совершивший 27 июля с отрядом численностью более 200 человек безуспешное нападение на Курмыш, был схвачен и умер при пытках.

К началу августа карательные отряды вторглись в восставшие села и деревни, огнем и мечом приводя чувашских крестьян в повиновение, подвергая их массовым экзекуциям и арестам. Большие группы повстанцев из чувашских крестьян были навечно сосланы на каторжные работы.

Категория:Чăваш халăхăн истори