Этносоциальное развитие чувашского народа в XIX - начале ХХ века

Wikibooks

[1]

До середины XVIII в. чуваши в абсолютном большинстве занимались земледелием и животноводством. К концу XVIII - первой половине XIX вв. значительное развитие среди них получили сельские промыслы (бондарное дело, производство корзин, валяние войлока, шляп, кошмы, рогож и кулей, витье канатов, производство смолы, дегтя, древесного угля и т. д.). Представители нарождавшейся буржуазии - бывший кустарь из чувашей Е. Ефремов и другие - в середине XIX в. в Чебоксарах и Цивильске основали кулеткацкие мастерские. В конце XVIII в., после снятия запрета заниматься металлообработкой, чувашские крестьяне взялись и за кузнечное дело.

К началу XIX в. в чувашских селениях увеличилось количество зажиточных крестьян, занимавшихся предпринимательством и торговлей, они содержали мельницы, мелкие предприятия, постоялые дворы, открывали в базарных селениях трактиры. Однако таких крестьян среди чувашей было гораздо меньше, чем среди русских и татар.

Жизнь на берегах великой реки Волги, особенно в условиях оживления водного пути в связи с появлением паровых судов (с 1820 г.), благоприятствовала вовлечению чувашского населения во всероссийский рынок. Как и в XVII и XVIII веках, в XIX в. вывоз товаров из чувашских уездов в несколько раз превышал ввоз. Например, в 1831 г. в Чебоксарском и Цивильском уездах, включая города, на одну ревизскую душу было вывезено товаров на 14 рублей, а привезено лишь на 1 рубль 66 копеек.

В 1842 г. в Чебоксарах, Алатыре, Цивильске и Ядрине числилось чуть более 200 купцов, практически все они были русскими, лишь среди чебоксарских и цивильских торговцев было несколько чувашей и татар.

Чуваши приняли деятельное участие в Отечественной войне 1812 г. В Чувашском крае было успешно проведено три набора рекрутов, набрано солдат почти на два полка. Чуваши служили в составе Казанского ополчения. Из Чувашии доставлялись фураж и продовольствие для нужд армии, особенно для тех войск, которые проходили через Чувашию по Московскому тракту.

С 1839 г. среди государственных крестьян Казанской губернии начали насильно вводить общественные запашки, доходы с которых власти употребляли на обеспечение продовольствием крестьян в неурожайные годы, на устройство больниц, школ и т. д. Но под запашки отводились лучшие участки общинных земель. Все это усиливало недовольство земледельцев. В 1842 г. вспыхнуло восстание чувашских и марийских крестьян Казанской губернии. В памяти народа оно сохранилось как «Акрамовская война» (Шурча вăрçи).

В 1817 г. часть государственных чувашских крестьян была приписана к лесоразработкам (лашманская повинность).

Особенно тяжелыми были в Чувашском Поволжье годы массовых голодовок (мăян çуле - дословно «год лебеды»). Они случались часто - в 1867, 1877, 1880, 1883, 1891-1892, 1897-1898 гг.

С начала XIX в. государственными крестьянами управляло Министерство внутренних дел. В уездах ими ведали нижние земские суды во главе с исправниками, а на местах - волостные правления, состоявшие из выборных людей - волостного головы, писаря и старосты селения, где располагалось правление. Во главе селения или группы селений, составлявших сельское общество, стоял староста (или «выборный»), избиравшийся на один год.

В 1859 г. в городах и посадах Чувашии проживало уже 19,2 тыс. человек. Но почти все они были русские. Основное население края составляли чуваши - 77,5%; русские - 19,2%; татары - 1,8% и мордва - 1,5%.

Царские идеологи клеветнически изображали нерусские народы Поволжья дикарями, не способными к умственному развитию. В секретном донесении симбирского жандармского полковника Маслова, направленном шефу жандармов А. Х. Бенкендорфу в 1831 г., говорилось следующее: «Опыт всех времен доказывает, что легче всего управлять народом невежественным, нежели получившим хотя малейшее просвещение истиное... на основании сего правила начальствующие чувашами всеми силами способствуют дальнейшему распространению невежества».

Реформа 1861 г., отменившая крепостное право, коснулась, прежде всего, помещичьих крестьян. В 1863 и 1866 гг. царь Александр 11 утвердил положения и об устройстве удельных и государственных крестьян. Чувашские крестьяне переводились в разряд крестьян-собственников, но им надо было в течение 49 лет платить в казну выкупные платежи. При этом у них была отобрана часть общественных запашек, общинных лесных угодий. «Вольный» крестьянин мог уйти из деревни только с согласия общества. Чувашские крестьяне- «собственники» не имели права распоряжаться своими наделами, не могли продавать их. В чувашских деревнях сохранилась круговая порука, направленная на исправное внесение различных платежей.

Натуральное хозяйство чувашей начало разлагаться еще до реформы. Этому способствовало взимание налогов деньгами. Чуваши, можно сказать, «вынужденно» включались в товарно-денежные отношения, начинали заниматься продажей выращенного урожая. Домашнее ремесло начинает работать на рынок, возникают кустарные промыслы, среди чувашей появляются кузнецы, сапожники, кожевники, портные, плотники и другие ремесленники. Бедняки сдавали свои наделы в аренду и постепенно обезземеливались. В докладе Чебоксарской земской управы в 1895 г., отмечалось, что у чувашских крестьян «во всем хозяйстве царит недостаточность, скромность, простота, неприхотливость...

...У состоятельных чуваш во дворе бывает много лошадей, которых кормят они как следует, и другого скота на дворе достаточно, но у бедных имеется только одна тощая лошадь, а корова - очень редко. В праздники состоятельные варят пиво и покупают водку, но другой половины праздник ничем не отличается от обыкновенного времени...»

Однако неземледельческие занятия среди чувашей в XIX в. были развиты сравнительно слабо. В 1874 г. процент промысловиков в Казанской губернии составлял: у русских крестьян - 3,3; татар - 3,2; чувашей - 2,6; мари - 8,3; удмуртов - 4,1; мордвы - 0,7, а всех вместо-3,4.

Ежегодно в чувашских уездах заготавливали свыше 2,5 млн. штук «французской» клепки. В конце XIX в., кроме фирмы Перрена, чувашскую клепку для винных бочек вывозили немецкий промышленный агент Миклич, греческий агент Саливарос, одесский купец Шевалье.

Чувашская прослойка среди горожан, как собственно Чувашского края, так и других территорий Среднего Поволжья, всегда была крайне малочисленной. Лишь к концу XIX в. в городах появляются чувашские купцы, наемные рабочие. По данным 1897 г., в Чебоксарах чуваши составляли 9,3% населения, в Цивильске - 16%, в Ядрине - 2,4%, в Алатыре проживало всего 3 чуваша. Всего же доля чувашей среди горожан края составляла 4%.

Согласно исследованиям историков, во второй половине XIX в. среди чувашей оживляются этноконсолидационные процессы, чуваши приобретают все черты этноса, превращающегося в буржуазную народность, у них явственно обозначаются также и зачатки национального движения. К концу столетия в семи смежных уездах Казанской и Симбирской губерний (Буинском, Tетюшском, Курмышском, Ядринском, Чебоксарском, Цивильском, Козьмодемьянском) находилось 662 тыс. чувашей, т.е. 78% всей их численности в Российской империи. Чуваши проживали здесь более чем компактно, лишь местами имея чересполосицу с татарским, мордовским и русским населением, что явилось этногеографической предпосылкой к упрочению у них внутриэтнических, хозяйственно-экономических и культурно-языковых связей.

Оживлению экономических связей между различными территориальными группами чувашей способствовала постройка в 1894 г. Казанской железной дороги, продолженной по географическому центру Чувашского края. В десятках чувашских селений еженедельно проводились базары, в некоторых - ярмарки. Рыночные связи чувашских торговцев, как и места отхожих промыслов, выходили далеко за пределы чувашских уездов - в Казань, Симбирск, Нижний Новгород, Санкт-Петербург, Москву, Пермь, Уфу, Иркутск, Астрахань, Баку, Донбасс.

Национальной консолидации чувашей, укреплению культурной и языковой общности различных этнографических групп содействовало получившее среди них во второй половине XIX в. значительный размах школьное образование, подготовка национальных учительских кадров в Симбирской центральной учительской школе, основанной в 18б8 г. просветителем чувашского народа И. Я. Яковлевым, появление в начале 1870-х гг. новой чувашской письменности на основе русской графики, создание учебников для чувашских школ, издание разнообразной литературы на родном языке (до 1917 г. было издано более семисот книг), что привело к формированию единого для всех чувашей литературного языка.

Вместе с тем, царское правительство всячески подавляло ростки национальной культуры. Издание и распространение разрешенных цензурой чувашских книг встречало всяческие препятствия со стороны полиции и церковников. Лишь в крайне редких случаях, после наведения справок о благонадежности инициаторов, открывались в некоторых чувашских селах библиотеки и читальни, и то под попечительством местных священников.

Яковлев И.Я. и его сподвижники считали средством социально-культурного развития родного народа «христианское просвещение» и духовное сближение с русским народом. Просветительская деятельность И. Я. Яковлева и его соратников объективно служила прогрессу чувашей и, как писали Яковлеву крестьяне села Большие Арабузи Буинского уезда в 1908 г., «подняла чуваш на ноги, вызвала в чувашах сознание, что и они такие же люди, как и все другие», пробудила стремление к национальному равноправию.

В начале ХХ в. Чувашское Поволжье было аграрным регионом России, здесь находилось около 30 предприятий. В промышленности и на транспорте в крае к 1917 г. работало около тысячи чувашей (из 6 тыс. рабочих). Чувашская торгово-промышленная буржуазия была малочисленна, хотя сельская буржуазия составляла значительную прослойку.

Собственно национальных политических партий у чувашей не было, однако среди крестьян большое влияние имели социалисты-революционеры (эсеры). В годы революции 1905-1907 гг. практически во всех «чувашских» уездах Казанской и Симбирской губерний имели место выступления крестьян не только с экономическими, политическими, но и национальными требованиями. Tолько в 1906 г. произошло 270 волнений. Наиболее крупное выступление чувашских крестьян имело место в феврале 1907 г. - в селе Чемеево Ядринского района.

Представители чувашской интеллигенции в декабре 1905 г. добились от властей разрешения на издание в Казани первой легальной еженедельной газеты на чувашском языке «Хыпар» («Весть»). Первый номер газеты вышел в свет в январе 1906 г. под редакцией Н. В. Никольского, впоследствии известного чувашского историка и этнографа. Газета распространялась по подписке среди чувашей Среднего Поволжья и Приуралья. Но в 1907 г. она была закрыта властями.

С наступлением реакции в 1907 г. резко усилилось национальное угнетение. Сокращались расходы на просвещение, запрещалось издание и распространение литературы на родном языке, в рукописях остались созданные в годы революции произведения многих чувашских поэтов, писателей и композиторов.

Начавшаяся в 1906 г. столыпинская реформа, разрешившая крестьянам выделяться из общины со своим наделом, в чувашских селениях была малорезультативной. Чуваши традиционно крепко держались общинной жизни, хуторов не заводили. Столыпинская реформа, однако, сказалась на резком увеличении переселения чувашских крестьян в Сибирь. Но обещания правительства по выделению чувашам-переселенцам лучших земель и долгосрочных ссуд не были выполнены.

В 1909-1914 гг. произошли многочисленные выступления чувашских крестьян против аграрной политики властей. Наиболее крупное из них имело место в 1913 г. в Ядринском уезде, в деревне Большие Атмени («Атменевское восстание»). Восставшие крестьяне выступали против проведения работ по выделению на хутора и отруба. Полицейский отряд подавил восстание, устроив кровавую расправу над крестьянами.

Начавшаяся в 1914 г. Первая мировая война лишила многие тысячи чувашских крестьянских семей кормильцев. По данным 1917 г., из селений Чувашии в годы войны было мобилизовано в армию 42,8% трудоспособных мужчин. Чувашские солдаты воевали на всех фронтах войны. Немало чувашей было в составе Экспедиционного корпуса, сражавшегося во Франции и на Балканах.

Категория:Чăваш халăхăн истори